+7 (499) 501-99-49
93

Статьи

все Статьи
Строительный подряд. Договор с изъяном. Добросовестный Исполнитель, заключив договор строительного подряда, зачастую сразу приступает к выполнению обязательств по договору...

Публикации

12.05.2011

Злоупотребление гражданскими правами

Пределы правоспособности физических лиц

Исследуя проблему содержания и сущности правоспособности физического лица нельзя не остановиться на таком вопросе как пределы осуществления прав, предусмотренных гражданским законодательством.

Ст. 10 ГК РФ установила определенные пределы осуществления гражданских прав, нарушение которых ведет к злоупотреблению правом.

Данная проблема неоднократно поднималась в юридической литературе, в частности такими учеными-цивилистами, как М.М. Агарков, И.А. Покровский, В.П. Грибанов, С.Н. Братусь, Н.С. Малеин, Поротикова О.А.

Однако, наиболее детально она была изучена В.П. Грибановым в монографии «Пределы осуществления и защиты гражданских прав», впервые опубликованной в 1974 г.

Понятие «злоупотребление гражданскими правами» автор раскрывает следующим образом: "Злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения«1.

В противовес вышеприведенному мнению, М.М. Агарков отмечал, что такого понятия, как «злоупотребление правом» не существует и те действия, которые называют злоупотребление правом, на самом деле совершены за пределами права и являются ничем иным как правонарушением2.

Данная позиция, на наш взгляд заслуживает внимания. Анализируя норму права, регламентирующую пределы осуществления гражданских прав, можно проследить, что речь идет об осуществлении прав с исключительными намерениями причинить вред, т.е. иными словами можно говорить о наличии некого умысла в действии при причинении вреда. Исходя из теории права, под умыслом понимается наличие осознания лица в том, что деяние, которое оно совершается, причинит вред интересам других лиц. При этом, если данное деяние будет иметь противоправный характер, то это ни что иное как правонарушение, о котором и говорил М.М. Агарков.

Однако, более сложным видится вопрос о том, что, если деяние, совершенное лицом, реализующим свои субъективные права, правомерно, но при этом расходится в интересах с другими лицами. О правомерности мы говорим в том аспекте, который регламентируется именно нормами права, а не нормами морального и нравственного поведения.

По данному вопросу, Г.А. Мисник и М.Н. Арзуманян выдвинули предположение о том, что "преодоление интересов различных лиц должно быть основано на приоритете права, имеющего наибольшую социальную ценность«3. При этом критерий оценки права, имеющего наибольшую социальную ценность, авторы не указали. Как и каким образом, судам предстоит оценивать наибольшую или наименьшую социальную ценность права при конфликте интересов двух сторон.

Гражданский кодекс оперирует понятиями разумность и добросовестность. В теории права нет четкого определения этим понятиям, а с учетом того, что они, являются не только правовой, а также и философской категорией, разработать единого определения этих понятий практически невозможно.

Когда речь идет о добросовестности, то фактически мы говорим о наличии или отсутствии умысла в действиях лица осуществляющих право. Данный вывод видится правильным, исходя их смысла статей Гражданского Кодекса, которые оперируют данной категорией. Статья 302 ГК РФ говорит о добросовестном приобретателе, как о лице, которое не знало и не могло знать о наличии иного собственника у имущества, т.е. приобретало его без намерения причинить вред собственнику имущества.

Упоминая категорию «разумность», мы в первую очередь говорим о неких сравнительных характеристиках, сравнивая некую возможную, стандартную модель поведения среднего человека, и, исходя, их этого оцениваем критерий разумности.

Таким образом, получается, что оценка понятий «добрая совесть» и «разумность» весьма абстрактна. Основная проблематика здесь видится не судами данных понятий и их оценке.

Некоторые ученые правоведы полагают, что злоупотребление правом необходимо рассматривать с точки зрения морали и нравственности.

А.В. Волков пишет: «Моральные, т.е. внутренние пределы осуществления прав, непосредственно установленные в том числе через запрет на злоупотребительные акты в гражданском праве (ст. 10 ГК РФ), образуют основной «нерв» правового материала, задающего импульс для носителей гражданских прав и обязанностей, говоря словами Канта, в "мир должного".

С учетом сказанного любое субъективное право в своем высшем философском смысле — это свобода, возможности субъекта не только для себя, но для и ради других. Злоупотребление этой свободой для себя и составляет социально-правовую природу того зла, которое причиняется при осуществлении права с нарушением его внутренних пределов (злоупотребление правом)"4.

Позволим себе подискутировать с ученым, поскольку в целом говорить о наличии конкретных указаний на то, находятся ли определенные действия в рамках моральных и этических норм, невозможно. Тем более закон не в состоянии требовать реализации моральных и этических норм при осуществлении права, поскольку он не в состоянии оценить эти категории. Пределы осуществления права, как верно подметил А.В. Волков, действительно моральные, внутренние, но при этом они не образую правовой материал.

Проблема взаимоотношения права и морали неоднократно рассматривалась в философии, в культурологи и, в том числе, и в теории права. Останавливаться более подробно на рассмотрении данного взаимодействия представляется нецелесообразным. Хотелось бы только процитировать высказывание Гегеля, который в своей работе писал: "Право и мораль отличаются друг от друга. Нечто вполне позволительное с точки зрения права быть чем-то таким, что моралью запрещается. Право, например, мне разрешает распоряжаться своим имуществом, совершенно не определяя пределов этого распоряжения, и только мораль содержит определения, которые его ограничивают«5.

На сегодняшний день закон совершил попытку каким-то образом установить пределы осуществления права, однако так или иначе в данной попытке прослеживаются больше морально-этических норм, нежели правовых. Само разрешение вопроса в судебном порядке о добросовестности и разумности поведения того или иного лица требует привлечение внутреннего морально-нравственного мира судьи, разрешающего данный вопрос, и именно это морально-нравственное решение конкретного человека в дальнейшем облачается в законное решение, тем самым, трансформируясь в право.


1Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1992. С. 53.

2Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия Академии наук СССР. 1946. N 6.

3 Г.А. Мисник и М.Н. Арзуманян «Пределы осуществления гражданских прав» «Налоги» (газета), 2008, N 42

4 А.В. Волков «Морально-волевые пределы для осуществления гражданских субъективных прав»// «Российская юстиция», 2008, N 6

5 Гегель. Работы разных лет. Т.2. М., «Мысль» 1973

Юсифова А.С., адвокат

Найти адвоката: г. Москва, Армянский переулок, дом 9, стр.1. Метро: Китай-Город, Лубянка, Чистые пруды. Телефон/факс: 8(499)5019949


38

Публикации

все Публикации
Роман "Сын Ювелира" Марк Крутер Роман Марка Крутера «Сын Ювелира», Иркутск, ООО "Форвард",2011.
Адвокат Крутер Марк Соломонович защищает Татьяну Егорову. НТВ. Марк Соломонович Крутер, адвокат обвиняемой Татьяны Егоровой: «Наша подзащитная не предвидела общественного опасного события, инструкций не было она впервые стреляла из этот пистолета»...